В Москве представили неизвестные широкой публике работы художника Анатолия Зверева

В экспозиции более ста живописных и графических работ Анатолия Зверева

В Музее AZ открылась выставка «Я люблю Зверева», приуроченная к 90-летию со дня рождения художника. В экспозиции более ста живописных и графических работ Анатолия Зверева. Произведения отобрали из шести частных коллекций. Большая часть из них представлена впервые. Выставку осмотрела Алия Шарифуллина.

Полина Лобачевская, автор и куратор выставки: «Иногда он запечатлевался в таком виде – вы видите странность этого образа. Но это один из моментов его театра. Он, вообще, был человек-театр».

Человек-театр, человек-карнавал по прозвищу «Зверь» – одна из самых загадочных фигур советского андеграунда, которую до сих пор разгадать невозможно. Наследие Анатолия Зверева – это около 30 тысяч произведений, и до сих пор всплывают совершенно неизвестные. Впервые на публике – «гоголиада» – иллюстрации художника к повестям Гоголя – «Шинель», «Портрет», «Невский проспект». Листы из собрания Андрея Тимохина готовились к выходу 36 лет.

Андрей Тимохин, коллекционер: «Зверев сам себя иногда сравнивал с Гоголем. Интересная у него фраза: «Я мог бы стать Гоголем, но я стал гоголь-моголем». Он воспринял его так, как мог бы воспринять очень близкого человека, такого же одинокого, идущего наперекор всему современному».

«Я люблю Зверева» – выставка в три этажа. 140 работ из 6 московских частных коллекций. Все здесь – от самого раннего карандашного автопортрета – до последнего, – который художник, написал за пару часов до смерти. Здесь нет разделения на годы, темы, техники. В этих рамках Анатолию Звереву тесно. Художник находился в постоянном поиске собственного стиля. Но его манеру письма легко узнать по прерывистым линиям. Краску он разбрызгивал так, будто рисовал в автомобиле, скачущем по кочкам. И вдруг из этого хаоса рождается пейзаж, «супрематики» и «странные люди».

Наталия Опалева, генеральный директор Музея AZ: «Эти работы пришли к нам от Костаки, из Греции. Это ранний период – начало 60-х годов, когда Зверев только познакомился с Костаки. Он внезапно перешел к очень авангардным абстрактным работам, конечно, под влиянием авангардных работ из коллекции Костаки».

Не имевший ни мастерской, ни подчас элементарного набора инструментов, Зверев мог работать пальцами, используя подсолнечное масло, пепел от сигареты, вареную свеклу – все, что могло «увековечить» – это любимое слово художника. «Садись, детуля, я тебя увековечу», – с этой фразы Зверев всегда начинал работу. Писал себя, друзей, любимых женщин.

Полина Лобачевская, автор и куратор выставки: «Он через себя пропускал тончайшие психологические изменения в человеческом лице. Это последний художник двадцатого столетия, который оставил такое разнообразие, многообразия человеческого образа».

Крепкий внешне, ранимый внутри. Даже рубашки носил швами наружу, говорил: у художников слишком нежная кожа. Зверев здесь смотрит на посетителей и с рисунков, и с акварелей, и с картин маслом. Но лучшим «портретом» художника оказывается сама выставка в целом, создающая образ многоликого многогранного и неисчерпаемого героя.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.