Немецкий политолог Рар обрисовал экономические реалии жизни в ФРГ

— Как следует из недавнего отчета Бундесбанка, признаки рецессии в экономике Германии становятся все более очевидными. А какова ваша оценка экономической ситуации в стране, насколько она изменилась по сравнению с 2021 годом?

— Вначале позвольте короткую реплику. Нынешний мировой кризис таков, что проигрывают все: Евросоюзу остро не хватает сырья и ресурсов, России — технологий, у Китая слабеют торговые связи с ЕС, Америка сполна ощущает на себе процесс дедолларизации глобальной экономики, в странах третьего мира голод. Что касается Германии, ситуация к началу зимы сложная, но не катастрофическая. Грубо говоря, в стране еще достаточно денег, чтобы заткнуть дыры, успокоить население и перезимовать. Но сегодня Германия быстро проедает резервы, которые были накоплены предыдущими поколениями немцев, когда экономика процветала. Наступает рецессия, продолжается спад ВВП (на 0,4% за год), в октябре инфляция достигла самой высокой с 1951 года отметки в 10,4%, население страдает от подорожания продуктов питания и особенно электроэнергии.

— В чем эти страдания заключаются?

— Рекордно, на 45%, выросли цены производителей, причем не только из-за санкционной войны Запада с Россией, но и вследствие предыдущих серьезных мировых кризисов: финансового, 2008–2009 годов, и пандемии-2020–2021. Люди тратят гораздо меньше денег на покупки, падает спрос на товары, и никто не знает, как сильно энергокризис, особенно резкое сокращение поставок российского газа, повлияет в итоге на экономику и повседневную жизнь каждого немца. Ко всему прочему, от Германии как от признанного лидера ЕС ждут помощи другие европейские государства, чьи экономики находятся в гораздо худшем состоянии.

— Аномальный рост цен в стране признают сами официальные власти. По словам главы Федерального статистического ведомства Германии Георга Тиля, сильнее всего цены выросли на пищевые жиры и растительное масло (49,7%), молочную продукцию и яйца (28,9%), овощи (23,1%), а также хлеб и мучные изделия (19,8%). Но особенно сильно (на 55%) в годовом измерении подорожала бытовая энергия: природный газ на 109,8%, теплоснабжение от ТЭЦ на 35,6%, дрова на 108,1%, электричество на 26%, бензин на 22,3%. Что думают обо всем этом люди, как они действуют?

— Цифры действительно ужасающие. Немцы знают, что их ждут трудные времена, что всем придется затянуть пояса потуже. На европейском континенте наступила зима, а топливо стоит как никогда дорого. Правительство пока компенсирует денежные потери населения тем, что вливает в социальную сферу «свежие» деньги, запустив печатный станок и погружаясь в астрономические долги. Этим оно пытается искусственно наращивать покупательную способность граждан. У какой-то части немцев еще есть накопления, у промышленных предприятий — некоторые запасы сырья. Немцы дисциплинированно экономят бытовую энергию, меньше топят дома и реже принимают горячие ванны. Пока в Германии нет безработицы, массовых увольнений и забастовок, как в ряде других стран Европы. Надо дождаться предрождественской поры, когда немцы традиционно покупают подарки, это многое прояснит, хотя бы относительно их потребительского настроя. Но радикализация в обществе налицо. Электорат Партии зеленых требует резких шагов в экологической повестке. Некоторую психологическую отдушину обещал чемпионат мира по футболу в Катаре, но опять возобладали принципы либеральных ценностей, которые в Германии превыше всего. Вместо спортивного праздника сплошные нарекания в адрес арабской монархии и призывы к бойкоту за нарушения прав человека.

— В 2023 году Германия планирует потратить €83,3 млрд для сдерживания цен на газ и электроэнергию, пишет Reuters. Средства будут выделены в рамках финансирования фонда экономической стабильности на €200 млрд, которое в октябре было одобрено бундестагом и нацелено на поддержку домохозяйств. Насколько оправдана эта мера и даст ли она результат?

— €200 млрд действительно громадные деньги. Существует еще один фонд в размере €700 млрд, который создан всеми странами Евросоюза и направлен на борьбу с последствиями пандемии. Я припоминаю, как многие эксперты еще 15 лет назад, в разгар мирового кризиса, пророчили закат Евросоюза, банкротство Греции, Италии. Но Старому Свету пока удается преодолевать все тяготы, правда, с каждым разом он все больше слабеет: инфраструктура изнашивается и морально устаревает, зарплаты не растут, социальные пособия приходится урезать. А впереди колоссальные вызовы: ожидаются новые миграционные волны, нарастает дефицит импортируемого сырья, разных ресурсов для поддержки промышленного роста. Задача отрезать такую страну, как Россия, от глобального экономического хозяйства Западу явно не по силам. Тем более если эта политика сопровождается ограничительными мерами против Китая, с которым европейская экономика тесно связана.

— Немецкое деловое издание Manager Magazin сообщает, что энергетический кризис особенно сильно ударил по химической отрасли, поскольку она является крупнейшим в Германии потребителем газа. И вот сейчас этот сектор, в котором занято 473 тысячи человек, сворачивает производство в ФРГ и выводит мощности за рубеж. Так ли это?

— Большая часть немецкой и европейской промышленности за последние годы перестроилась на добычу электроэнергии из природного газа, в первую очередь дешевого газа из России. Действительно многим гигантам химической индустрии в Германии грозит катастрофический дефицит «голубого топлива», если российский импорт прервется, и альтернативные поставки окажутся слишком дорогостоящими. В этом случае объемы промышленного производства в ФРГ будут резко снижаться. Компании уже сейчас начинают задумываться, как им сохранить себя и предотвратить угрозу деиндустриализации всей страны. Наиболее логичный выход — перевести бизнес в Азию или в США, где энергетический кризис не ощущается так остро. В Германии ситуация усугубляется тем, что правительство и общество требуют скорейшего, не позднее чем к 2030 году, перехода экономики на «зеленые рельсы», отказа от ископаемого сырья. Это звучит романтично, но не очень реалистично.

— Журнал FOCUS, ссылаясь на данные информационной системы Crif, пишет, что сегодня из-за инфляции и роста цен на энергоносители трудности испытывают более 300 тысяч организаций Германии. И что по итогам года банкротами могут оказаться 14,5 тысячи компаний, на 3,6% больше, чем в 2021 году. Насколько эта картина близка к реальности?

— Банкротства компаний начались в разгар пандемии, два года назад, и сегодня этот процесс явно не идет на убыль. Западным экономикам и Германии как лидеру Евросоюза необходимо выстраивать новый, реалистичный курс, поскольку мир отказывается от идеи всеобщей глобализации и переходит к сегментированию, к делению на новые региональные блоки. Интересы производителей высоких технологий и энергоресурсов расходятся все больше, противостояние усиливается. Нынешние процессы в мировой экономике разрушают сложившуюся систему торговых цепочек, заставляют иначе смотреть на взаимозависимость в торговле. Да, Евросоюз ослабеет в результате энергокризиса. Но мне очень не хотелось бы, чтобы Россия полностью покинула европейские рынки. Инфраструктура для двустороннего экономического сотрудничества, прежде всего в энергетической сфере, выстраивалась на протяжении полувека. Германия начала импортировать природный газ напрямую из СССР в 1972 году. Это нельзя потерять.

— Действительно ли в Берлине из-за дефицита топлива жители вырубили почти все деревья в центральном парке Тиргартен? Правда ли, что в городах выключают прожекторы на общественных памятниках, отключают фонтаны?

— Никто деревья в Тиргартене не вырубал, существует много фейковых новостей. Пока нельзя сказать, что в Германии и Европе жизнь поменялась кардинально. Электричество экономят, это правда. Но не до такой степени, чтобы такой город, как Берлин, погрузился в полный мрак. Подземные газовые хранилища заполнены, топлива хватит до февраля. Идут поставки газа из Норвегии, США и Северной Африки. Запускаются атомные электростанции (которые правительство хотело полностью законсервировать), возобновляется производство энергии на угольных ТЭС. Нельзя забывать и о европейской солидарности: сырье и электричество передают из одной страны в другую. Германия, например, снабжает Польшу газом, а сама получает электроэнергию из атомных реакторов Франции.

— Можно ли сказать, что проблемы с энергообеспечением угрожают экономике Германии больше, чем частным домохозяйствам, которые оплачивают свои счета за газ в виде установленных авансовых платежей?

— Немецкая промышленность находится под сильным ударом, энергокризис, дефицит газа, инфляция — все это приведет к снижению роста ВВП в 2023 году. Простых людей правительство сможет уберечь от катастрофы, но как быть с экономикой? Мы видим, как власти берут ряд компаний под свою опеку, национализируют газовые предприятия ТЭКа. Ситуация весьма шаткая. Думаю, европейцы уповают в первую очередь на США, многие не прочь реанимировать идею TTIP — трансатлантического соглашения о свободной торговле между ЕС и Вашингтоном, на сей раз целиком под началом последнего. Связанные с проектом переговоры активно шли в 2013–2016 годах, но участникам так и не удалось прийти к общему знаменателю. Идея единой экономической зоны от Лиссабона до Владивостока умирает: американцы полностью забирают Европу под свой контроль. Если та откажется от поставок сырья из России и Китая, то остается надеяться только на США.

— Кого рядовые немцы винят в том, что происходит в экономике: Россию, собственное правительство, руководство Евросоюза, Америку или кого-то еще?

— Атмосфера в Германии и государствах ЕС неоднозначная. Основная масса граждан подвержена влиянию СМИ, где Россия представлена единственным виновником происходящего. Большинство немцев осуждает ее за происходящее на Украине, поддерживает поставки германского оружия Киеву, но одновременно хочет скорейшего мирного урегулирования конфликта. Есть и такие немцы, особенно в восточной части страны, кто винит Америку за ее геополитические игры в Европе. В целом ситуация плачевная: рушатся многолетние связи между нашими странами, Берлин отказывается от любых форм взаимодействия с Москвой, закрывает визы для россиян, их банковские счета, российские фестивали, СМИ. В начале 2023 года будет распущен российско-германский форум «Петербургский диалог». Двусторонний бизнес во многом заморожен, хотя политики на востоке Германии ратуют за продолжение сотрудничества. Зимой немцы наверняка будут протестовать против высоких цен и снижения уровня жизни, но эти акции точно не пойдут на пользу России. На восстановление отношений между двумя странами уйдут годы, а то и десятилетия.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.