«Ёлку Каравайчука» установили в атриуме Главного штаба Эрмитажа

Елку сделали в память о композиторе.

«Ёлку Каравайчука» установили в атриуме Главного штаба Эрмитажа. Это сделали в память о композиторе. Новогоднее дерево собрано из полутора тысяч картонных втулок из-под балетного тюля. Репортаж – Елены Ворошиловой.

На Дворцовой площади – огромная елка, украшенная игрушками и гирляндами. Ещё одна – в Атриуме Генштаба. Елка Каравайчука – необычная, загадочная, такая же, как пианист и композитор, питерский затворник и мудрец Олег Каравайчук, ушедший пять лет назад.

«Он прекрасно воспринимал дух Эрмитажа, Эрмитаж прекрасно воспринимал Каравайчука, он был всегда здесь на месте, и сейчас, когда он ушел от нас, он все равно с нами, и не просто с нами, он дает сигналы, он дает знаки, его музыка здесь звучит», – подчеркнул генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Солист Михайловского театра Марат Шемиунов в 2012 сделал перформанс «Палки» с Каравайчуком. И вот почти десять лет вдохновлённый эксцентричным композитором создаёт новые. В этом году из палок сделали «Елку Каравайчука».

«Более 500 килограмм веса, 2 тысячи картонных втулок и 20 метров высоты, 2 недели сборки, руками артиста балета, партнера, всех любимых балерин. Мы собрали эту елку для Олега Николаевича, и я уверен, она бы ему понравилась. Эта елка непредсказуема и очень похожа не его музыку», – пояснил солист Михайловского театра Марат Шемиунов.

Елка вращается под Елочный вальс, написанный Каравайчуком незадолго до ухода. Кажется, что она танцует. Елку здесь называют «Органом Каравайчука».

Каравайчук был единственным пианистом, который играл и записывал свои композиции на императорском рояле, подаренном Николаем Вторым своей супруге в 1898 году. Корпус рояля расписан сценами мифа об Орфее.

«Когда он приходил, он сразу садился за инструмент и начинал музицировать, то есть мне нужно было фактически быстро поставить оборудование, и начиналась запись, потому что вдохновение маестро начиналось сразу же», – заявил звукорежиссер Борис Алексеев.

Перформанс рождается здесь и сейчас. Тело танцовщика обмотано веревкой с палками. Они царапают тело, мешают двигаться, тянут к земле.

Скатившись по лестнице, он протянет руку. Но этот такой понятный жест – не услышат. И не поймут в хороводе, что танцуют у самой непонятной елки непонятого гения.

«Мне показалось, что несколько акцентов из этой неукротимой композиции Каравайчука сегодня были им же угаданы», – рассказал солист Михайловского театра Марат Шемиунов.

В финале елка сложится и превратится в огромную бесформенную кучу палок, под которой исчезнет Марат Шемиунов, а уже через час он выйдет на сцену Михайловского в «Щелкунчике» в Костюме Дроссельмейера, словно утверждая – чудеса бывают разные.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.