Чему учат куклы Сергея Образцова

На служебном входе в Государственный академический Центральный театр кукол возле турникета, оборудованного видеосканером, — старинное зеркало с тумбой, оно путешествует с театром уже десятки лет из здания в здание. Образцов и первый директор театра Борис Бурлаков считали, что в театре должна быть лучшая мебель — и скупали таковую по комиссионкам.
Театр кукол имени С. В. Образцова

Каждое утро, проходя мимо этого зеркала, создатель театра первым делом заглядывал в мастерские, в пошивочный, в «слесарку», которые разместил на одном этаже со своим кабинетом, — узнать, как дела, и рассказать о своих.

— Девочки, а я из отпуска! Смотрите, как загорел! — и задирает футболку! — вспоминает Вера Конюхова, работавшая с Сергеем Владимировичем с 1945 года, многолетняя заведующая постановочной частью театра. — Все наши художницы и художники сбегались посмотреть на худрука — загар был ровный, словно Образцова покрасили.

Потом мог зайти на репетицию, посмотреть одним глазком, сделать выводы для себя — среди актеров у него даже прозвище было — «фотограф».

— Приходила к нему на репетиции несколько раз, — говорит внучка Сергея Владимировича, режиссер-постановщик театра Екатерина Образцова. — Рядом всегда сидел кто-то из постановочного цеха: деду вдруг приходили в голову какие-то идеи по декорации — он тут же что-то объяснял, показывал. Мастера с его листочком уходили — и возвращались с вырезанным из картона фрагментом.

…Сейчас в «слесарке» голова Гулливера — огромная, она лежит перед старшим мастером цеха вся в специальных пластырях: реквизиту спектакля 2008 года делают капитальный ремонт, и местные «офтальмологи» в ее пустые глазницы скоро положат новые глаза. В спектакле зритель видит только голову и ноги Гулливера — этого художнику спектакля по роману Свифта Сергею Алимову оказалось в свое время достаточно, чтобы зритель понял, кто здесь великан.

В Театре Образцова всегда работали художники, побеждающие стереотипы, в том числе и собственные
В Театре Образцова всегда работали художники, побеждающие стереотипы, в том числе и собственные. Таких набирал себе худрук театра, а сам в анкетах о себе писал — «художник», — а он и вправду не доучился в свое время во ВХУТЕМАСе. Экспозиция Музея кукол на первом этаже театра начинается с персонажей спектакля «Обыкновенный концерт» 1945 года, его куклы — совершенно обыкновенные цыганки, дирижер и конферансье, похожий на официанта: люди и хотели тогда видеть на сцене самих себя. В конце 60-х спектакль был актуализирован с названием уже «Необыкновенный концерт», и лучшие эскизы кукол создал все тот же художник первой постановки Валентин Андриевич. Сумевший уйти от натурализма к карикатуре, условности, к образам едва ли не абстрактным — и до сих пор актуальным в спектакле, сыгранном по всему миру уже около 10000 раз.

В театре всегда жил дух времени, куклы умели отрабатывать его ярко и не пошло. Середина 70-х, увлечение мюзиклами, в тренде вычурность — и вот за витриной Музея другой суперхит ГАЦТК, спектакль Кусова и Образцова «Дон Жуан-76»: перед нами главный герой, скопированный с главной звезды 70-х Михаила Боярского, с гитарой и в расшитом золотом костюме — и спевший в спектакле голосом Боярского песни Геннадия Гладкова.

В «Божественной комедии», спектакле времен воинственно-атеистического начала 60-х, Образцову было интересно взять Библию как великий эпос, решить его в куклах, и посмотреть, что получится — и зрители внимательно вслушивались в диалоги Зиновия Гердта (Адама) и Семена Самодура (Создателя).

Из музея выходим в фойе — и видим двигающуюся по стене самую большую куклу в театре. В начале 50-х труппа съездила в Китай, и Образцов, впечатленный увиденным, написал книгу «Театр китайского народа» — в следующий визит в КНР ему в знак благодарности подарили эту традиционную китайскую куклу. Огромный дракон висел в фойе старого театра, а теперь, подреставрированный, висит и в новом.

В мемориальном кабинете Сергея Владимировича — все, как в 1992-м. Мебель карельской березы, бюст Ленина, прежде стоявший на столе, а в 91-м оказавшийся на окне, развернутым лицом в угол. Вдоль окон ряд стульев, здесь же рояль «Блютнер»: тут пели, читали стихи, отбираясь в труппу театра, будущие народные и заслуженные.

Отбор в труппу ГАЦТК по-прежнему строгий. Заслуженному артисту Дмитрию Чернову за 13 лет в театре пришлось работать с «петрушками», с марионетками, куклами планшетными и тростевыми, даже осваивать жонглирование. А свою «Золотую маску» он получил за спектакль по рассказам Маркеса, в которой с одной куклой работали сразу четверо актеров.

— Специфика нашей работы в том, что кукла — это уже заданное, — говорит Чернов. — Художник ее создал, а ты должен найти к ней подход. Подобрать голос, который «ложится» в маску, характер движений. Образцов учил общаться с миром через куклу — она и сама может тебе все подсказать.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.