Семен Спивак поставил пьесу Булгакова «Кабала святош»

К 130-летию со дня рождения Михаила Булгакова в Молодежном театре на Фонтанке состоялись премьерные показы спектакля Семена Спивака «Кабала святош/Мольер».
Спектакль «Кабала святош/Мольер» в Молодежном театре на Фонтанке

В основе — пьеса, повествующая об отношениях великого французского комедиографа Мольера и Людовика XIV, о драматурге, впавшем в немилость власти. Король посещает спектакли театра «Пале-Рояль», аплодирует Мольеру и его труппе. В театральном закулисье бурная жизнь: творчество, любовь. Однако все вдруг резко меняется. Спектакль о предательстве, зависти, интригах, злом роке, человеческих ошибках.

В роли Мольера — Сергей Барковский, роль короля Франции исполняет Андрей Шимко. На сцене Светлана Строгова (актриса Мадлена Бежар), Анастасия Тюнина (актриса Арманда Бежар), Сергей Яценюк (Захария Муаррон), Алексей Одинг (маркиз д’Орсиньи), Роман Нечаев (архиепископ де Шаррон) и другие артисты.

Булгаков в Молодежном театре поставлен не впервые: с большим успехом шли «Дни Турбиных», ставшие легендой театрального Петербурга, более десяти лет идет спектакль «Дон Кихот» (к слову, в роли Дон Кихота — Андрей Шимко). И к произведениям Мольера здесь обращались. Зрители помнят «Мещанина во дворянстве», «Плутни Скапена», «Тартюфа» (Сергей Барковский играет в постановке Андрея Андреева роль Тартюфа).

«Художника беречь надо»
— Работа была большая, с перерывом на локдаун, почти два года длилась. На сцену выходят 40 человек. 15 из них — студенты, первокурсники. Они молодцы, ошибок не делают, хорошо поют, — отметил Семен Спивак.

Мы не ставили спектакль специально к 130-летию Булгакова, так получилось, что к дате. Мы в поисках вечных тем. Первый наш спектакль по пьесе этого автора — «Дни Турбиных» — о дружбе: надо быть рядом, объединиться, дружить, когда началась война, люди оказались в острой ситуации. Одна американская медсестра, работавшая в хосписе, написала книгу. Там она рассказала, что когда спрашивала умирающих людей, о чем они жалеют больше всего, все говорили: «Я очень жалею, что мало времени проводил с родными. Зачем я столько работал в офисе?!» Меня это потрясло до слез.

Потом мы поставили «Дон Кихота». О человеке, не похожем на других людей, выдумщике, мечтателе, отважном, бескорыстном. А «Кабала святош» — о талантливом человеке, который писал пьесы, играл в них и как-то незаметно для себя вырос. Мне всегда было страшно браться за эту пьесу. Она о достоинстве, о том, как у Мольера выросло самоуважение. И о том, что надо беречь художника.

— Музыку к спектаклю написал петербургский композитор Игорь Корнелюк.

— Это наша вторая совместная работа, первая — спектакль «Последнее китайское предупреждение» по пьесе Брехта «Добрый человек из Сычуани» (2013 год). Игорь — замечательный мелодист, театральный человек, которого больше знают по шлягерам. Его музыка рождалась на репетициях — он ходил на них.

— Замечательные художники у вас — по костюмам и сценографии.

— Это Степан Зограбян, из Ростова, я впервые с ним работал. У нас несколько лет идет спектакль «Король — олень» с его декорацией. Его дочь София Зограбян — художник по костюмам, живет в Москве. Степан услышал меня: сделать реальную комнату, где все правда, как в жизни, а выше — условное пространство. Внизу — художник, вверху — власть.

— Теперь у вас в театре булгаковский триптих. Возможно, будет и четвертое произведение — «Мастер и Маргарита»?

— Может быть. Актеры, которые могут это сыграть, у нас есть. Нет хорошей инсценировки.

Сергей Барковский (Мольер): «Многолик, многогранен, многослоен»
— Недавно видела вас в Филармонии в роли Льва Толстого (музыкальный спектакль «Я — жена гения», посвященный Софье Андреевне Толстой). И вот роль Мольера. Великолепный подарок для актера?

Фото: Пресс-служба фестиваля «Встречи в России»
На фестивале в Санкт-Петербурге выступили театры из Беларуси
— Грандиозная, ответственная, интересная роль. Конечно, подарок. Да любая роль — подарок.

— Что нового тут было для вас? Поете по-французски — раз…

— Много нового! Во-первых, историческая личность, во-вторых, человек недюжинный, известный, «энциклопедист» театра. Драматург, хореограф, художник, он же директор театра, то есть организатор, педагог и актер. Многолик, многогранен, многослоен. Мой герой постоянно в каком-то процессе, сочиняет, подмечает, исправляет. Для актера непростая задача — пройти все эти «флажки» на большой скорости, как в слаломе. Мы продолжаем репетировать, искать.

Даже жизненные горести вдохновляют художника на какие-то идеи, даже из своих неприятностей он черпает пищу для творчества, питает свой «фонд подсознания». Чувства, переживания не отвлекают моего героя от творчества, а дают стимул, импульс к нему.

Спектакль «Кабала святош/Мольер» в Молодежном театре на Фонтанке

— Восхищает, на какой сумасшедшей скорости вы все это делаете. Носитесь по сцене, буквально взлетаете. Фотокамера запечатлела полет Барковского! Как достигаете такой хорошей формы?

— Спорт. Люблю игровые виды: футбол, теннис. Там игра похожа на игру на сцене: есть цель, партнеры, взаимодействие с ними. Люблю поплавать в бассейне, когда есть время — иду в тренажерный зал. Большинство моих спектаклей — «Жаворонок», «Семья Сориано», «Загадочные вариации», «Стакан воды», «Авдей Флюгарин» — очень затратные физически, так что театр — тоже спорт, только психофизический.

Андрей Шимко (Людовик Великий): «Статус превыше всего»
— Неожиданная роль, желанная или хотелось сыграть другую — Мольера?

— У нас даже есть такая шутка. Мы с Сергеем Барковским как-то за кулисами посмеялись: давай поменяемся, я Мольера сыграю, а ты — Людовика. Но тут любая роль интересна. Конечно, история про Мольера, но для меня король — вызов, в моей творческой биографии такой роли не было, и мне было интересно попробовать сыграть ее. Тем более, что мы с режиссером старались идти не стереотипными путями. Другое время, другие обстоятельства, актеры, поэтому и другие образы, возможно, совсем не знакомые многим зрителям. Есть текст Булгакова, в котором мы можем существовать, дышать, как нам чувствуется.

Мы искали человека, от которого все хотят что-то получить, «отжать». Что очевидно — он ведь власть. Только Мольер ничего не клянчил, ничего не предпринимал и был по-человечески симпатичен королю. Людовику хотелось помочь талантливому комедиографу, бессребренику. Недаром ведь они стали кумовьями, и если бы не это обстоятельство — королю донесли, что у Мольера незаконный брак: жена Арманда на самом деле является его дочерью, это преступление, грех. А для короля статус превыше всего, его реноме не должно пошатнуться. Мольер был так неосмотрителен, подвел его, считает король, крестивший ребенка писателя от этого брака — незаконного, ущербного, скандального. Я, как адвокат своей роли, полагаю, что король не мог поступить по-другому. Он дал труппе возможность играть мольеровские комедии в «Пале-Рояле», но приказал драматургу уехать из города, не появляться ему на глаза. В жерновах истории, как щепки, ломаются судьбы людей.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.