«Рулетенбургъ» – первая премьера в театре «Школа драматического искусства»

Именно так Достоевский хотел назвать свой роман «Игрок».
«Рулетенбургъ» – первая премьера в театре «Школа драматического искусства». Именно так Достоевский хотел назвать свой роман «Игрок». Это вымышленный город, в котором писатель соединил те европейские места, где он предавался своей страсти – игре в рулетку. Репортаж – Яны Музыка.

Зеркальные поверхности, искаженные линии, ощущение нереальности. Так видит Рулетенбургъ художник спектакля Ольга Левенок.

«Мы все игроки, мы все хотим заглянуть в будущее и узнать, выиграем мы или нет. И мы пытаемся в него заглянуть, но мы ничего увидеть не можем. Кроме себя сегодняшнего. Вот и вообще у меня в сценографии нет ничего конкретного. Все эфемерное,ускользающее», – заявил сценограф, художник Ольга Левенок.

Элементы абсурда, гротеска, аллегории. Так Ольга понимает мотив игры: мы все игроки и не знаем, чем кончим. Уверяет, в этом спектакле второй план – основной.

«Я попыталась сделать так, чтобы человеку не навязывать ничего конкретного, чтобы он сам выбирал, что он хочет увидеть. Чтобы он как бы фантазировал. Это, конечно, крутится: и рулетка, и фонтан, и просто стол круглый, и зеро», – пояснила Левенок.

В этой постановке соединились творцы разных поколений. Ольга Левенок работала в команде основателя театра Анатолия Васильева. Режиссер Евгения Тодорова дебютирует. Один из ее наставников – нынешний худрук режиссерско-актерской лаборатории Школы драматического искусства. Для нее выбор материала был очевиден.

«Федор Михайлович был третьим мастером на нашем курсе. То есть это Галибин Александр Владимирович, Яцко Игорь Владимирович и Достоевский Федор Михайлович. То есть, с первого курса Федор Михайлович был незримо с нами, поэтому любовь к нему безмерна», – пояснила режиссер Евгения Тодорова.

Режиссер предлагает логическую цепочку: с самого начала понятно,что у героев нет денег. Но они играют. А если ты банкрот, поставить можно только себя самого, свою душу.

В спектакле много литературных аллюзий. Три акта – это перевёрнутый дантовский мир. И если персонажи «Божественной комедии» путешествуют по вертикали вверх, то герои Достоевского двигаются ровно наоборот Рай – Чистилище – Ад.

Создатели спектакля уверяют, чтобы понять истинный смысл, Достоевского обязательно нужно перечитывать. Там есть подсказки, слова-проводники. Намек может раскрыться спустя сто страниц. При первом прочтении заметить это невозможно. Так построены и диалоги, и сам сюжет.

«В какой-то момент меня настигла мысль о том, что это вообще сказка, это просто сказка. Я вдруг стал находить там признаки русской народной сказки. Алексей – Иван-дурак, Баба-Яга – его бабка без ног, которая приезжает. Принцесса, похищенная французом Де Грие», – заявил актер Дмитрий Репин.

Еще одно наблюдение авторов спектакля: в «Игроке» Достоевский предсказал тот путь, которой впоследствии прожил сам. И если для персонажа он не видел выхода, то сам из пучины страстей смог спастись. Как в сказке.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.