Перестала узнавать лица: болевшие коронавирусом больше трех лет назад продолжают страдать

Пандемии COVID-19 уже более трех лет, и проблема постковида приобретает катастрофические масштабы. С теми или иными симптомами последствий коронавируса на протяжении как минимум трех месяцев после активной стадии инфицирования сталкивается 70-80% переболевших. Но есть и такие, кого постковид не отпускает уже три года.

Подобными историями пациенты делятся в группах переболевших в сети: у кого-то не восстановилось обоняние; другие не вылезают из вирусных заболеваний; третьи не могут преодолеть чудовищную слабость; четвертые мучаются тромботическими осложнениями…

Но есть и совсем неординарные проявления. В научном издании ScinceDirect описан примечательный случай молодой пациентки, которая после ковида три года как перестала распознавать лица! Ученые провели исследования среди подобных пациентов и установили, что она не одинока: кроме утраты памяти на лица, некоторые люди приобрели топографический кретинизм.

«Узнавала отца только по голосу»

О том, что ряду пациентов COVID оставляет на память о себе целый спектр неврологических проявлений (аносмия, «мозговой туман», астения, нарушение когнитивных функций, длительные нарушения памяти, речи и языка, психозы, галлюцинации, стойкие нарушения зрительного восприятия), известно давно. Однако случай так называемой постковидной прозопагнозии («лицевой слепоты») описан впервые в работе «Стойкая прозопагнозия после COVID-19». Это расстройство проявляется в виде утраты способности распознавать лица, а также в так называемом навигационном дефиците, который в народе зовут топографическим кретинизмом.

Женщина по имени Энни, 28 лет, работала в клиентском отделе, а в свободное время писала портреты. Ковидом она переболела в первую волну — еще в марте 2020 года — с высокой температурой, кашлем, гипоксией и даже обмороками на фоне кислородного голодания, а также диареей, потерей обоняния и вкуса.

Через три недели ей стало лучше, но через семь недель симптомы вернулись. И тогда она заметила дезориентацию и то, что «что-то не так с лицами». Например, даже членов своей семьи она могла узнать только по голосу. В июне 2020 года Энни впервые после заболевания COVID-19 провела время со своей семьей и поняла, что не может узнать своего отца или визуально отличить его от дяди. «Голос моего отца звучал от лица незнакомца», — говорит пациентка и добавляет, что теперь в значительной степени полагается на голоса людей для идентификации.

Если раньше она могла нарисовать лицо, глядя на эталонную фотографию только каждые 15-30 минут, то теперь она полагается на фотографии во время рисования, объясняя, что «Лица — это как вода в моей голове». Она сравнивает рассматривание и последующие попытки запомнить лица с просмотром китайского иероглифа без знания языка и последующей просьбой воспроизвести его по памяти.

Кроме того, она начала плутать по знакомым магазинам в поисках нужного отдела, терять место припаркованной машины (спасибо, есть приложения с картами, где можно оставить метку). Энни сообщает, что ее навигационные способности стали значительно хуже, чем до болезни. До заражения COVID-19 ничего подобного с ней не случалось.

Исследователи провели ей несколько тестов на зрительную память. В двух тестах на распознавание знакомых лиц и двух тестах на распознавание незнакомых лиц Энни продемонстрировала явные нарушения. Так, девушке предъявили 60 изображений лиц знаменитостей. Если в среднем люди правильно отвечают в 84% случаев, то Энни — только в 29%.

Из других симптомов постковида девушка отмечает усталость, трудности с концентрацией внимания и туман в мозгу. При этом у нее нет других когнитивных нарушений или значительных проблем с общей памятью. Начиная с ноября 2020 года, Энни начала испытывать проблемы с равновесием и частые мигрени.

Приобретенная прозопагнозия возникает в результате повреждения затылочно-темпоральной сети головного мозга и часто сопровождается нарушениями навигации, распознавания объектов и восприятия цвета, пишут ученые. Совместное возникновение прозопагнозии и трудностей с навигацией, вероятно, связано с близостью областей мозга, критически важных для обработки сцен и лиц в височной доле и, видимо, они обе и пострадали.

Заинтересовавшись случаем, ученые провели исследования среди 54 респондентов с длительным COVID (симптомы у которых сохранялись более 84 дней). Большинство из них сообщили о снижении способности к зрительному распознаванию и навигации.

В то время, как в контрольной группе полностью выздоровевших участников не было выявлено значительных различий между показателями до и после, участники в группе постковида сообщили о значительном снижении способности выполнять ряд задач, включая идентификацию людей и предметов, распознавание голоса, запоминание телефонных номеров и понимание прочитанного.

Значительная часть респондентов также сообщила о трудностях с ориентацией в окружающей среде после заражения COVID-19. 20% участников рассказали о трудностях с поиском дороги домой, 32,9% — что теряются во время путешествий после COVID-19, а 45,6% считают знакомые улицы незнакомыми после COVID-19. О снижении цветовосприятия сообщили 32,1% участников опроса, что может указывать на повреждение зрительной системы в период постковида.

Ученые пришли к выводу, что COVID-19 может вызывать серьезные и избирательные нейропсихологические нарушения, сходные с нарушениями, наблюдаемыми после повреждения мозга, и, похоже, что зрительные нарушения высокого уровня не являются редкостью у людей с постковидом. Масштабы проблемы могут быть колоссальными, но мало кому проводятся столь подробные тесты.

«Неужели это навсегда?»

В сети появляется все больше историй пациентов, которые не могут справиться с постковидом годами. Вот некоторые из них от людей, переболевших 2 года назад.

«Уже просто нет сил. Вернулся постковид со всеми его прелестями. Жуткая тахикардия, панические атаки с такой силой, что уже опять жить не хочется. Голова болит каждый день и, как в тумане, постоянные блики в глазах, кажется, что галлюцинации начинаются. От этого зрения нет от слова совсем, все плывет, туман. До этого осенью и зимой лечилась по гинекологии. Наладили цикл, все устранилось. Были страхи на ровном месте, но я с ними как-то жила и справлялась. Явных панических атак не было давно. Сейчас давление скачет, от 90 до 130 верхнее, лицо багровое, такого раньше не было. Полная непереносимость физических нагрузок. Могу только сидеть и лежать. Даже простая ходьба вызывает дискомфорт. Это когда-нибудь закончится?! COVID был 2,5 года назад. Неужели это навсегда? Надежды больше нет».

«Прошло уже более двух с половиной месяцев после резкого усиления постковида. Улучшений почти нет, мой постковид зависит от диеты. При соблюдении диеты (безуглеводной, с малым количеством жира, без аллергенных продуктов, без витаминов и препаратов) состояние улучшается. Но диета очень тяжёлая, поэтому иногда пытаюсь ввести различные продукты, например, орехи или фрукты. А самая бомба — это какой-нибудь углевод и жир, сразу все возвращается — сильный туман, тревога, иногда чувство сильного ужаса, особенно от фруктов или хлеба, не говоря уже о сладком, тряска, судороги конечностей, чувство жара и очень странная боль в руках и ногах, бессонница, тошнота, слабость, чувство приближающегося конца и безысходности в общем очень страшное состояние от которого врачи разводят руками и говорят «мы не знаем что это».

На белковую пищу нет такой реакции. Психотерапевт и невролог не связывают это с психикой. Иммунолог говорит, нужно просто сидеть на диете, не нарушая ее, и просто ждать».

«Переболела ковидом в 2020 году, потом был постковид, болело всё по очереди, но особенно беспокоило сердце (боли в сердце), давление, тахикардия. Прошла всех врачей, ничего не ставили. Потом как-то всё само прошло, и 2 года я чувствовала себя прекрасно. Но вот сейчас, спустя 2 года, опять боли в сердце, рука левая болит».

«Кто знает, когда уйдет слабость после ковида? У меня уже второй год. Преследуют панические атаки, туман в голове. И самое страшное — отрешенность от реальности. Страшно находиться рядом с близкими и не понимать, о чем они говорят. Быть на работе и не понимать, что нужно сделать! Едет крыша!»

Пациенты часто растеряны, не знают, к кому обратиться. Обсуждают самые невероятные методики. Например, одна дама рассказывает, что прочитала в норвежской группе по постковиду о том, как одного мужчину, который страдал от постковида больше года, вылечили с помощью электрошоковой терапии. «Он был так ослаблен, что 23 часа в день проводил в постели, а теперь огурцом», — делится женщина.

Откуда берется постковид

По данным ученых из российского ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, у 60-70% пожилых пациентов после перенесенного заболевания жалобы сохраняются до 6 месяцев, а у трети — больше полугода. Ученые отмечают, что на наблюдение за всеми пожилыми, перенесшими COVID-19, требуется не менее года.

В научной среде продолжается обсуждение самых разных версий появления и развития постковида. Например, в The Lancet вышла публикация, где в качестве причин предполагаются: задержка SARS-CoV-2 на долгое время в некоторых тканях; аутоиммунная реакция, когда иммунный ответ против SARS-CoV-2 во время острой фазы инфекции наносит ущерб организму; реактивация других латентных вирусов (например, вирусов герпеса); повреждение органов в результате воспалительных процессов во время инфекции.

Основные выводы большого исследования, опубликованного в Nature: как минимум 42 млн человек в мире испытывают желудочно-кишечные симптомы из-за постковидного синдрома. У переболевших COVID-19 по сравнению с не переболевшими выше риски развития язв в слизистой оболочке желудка или в тонкой кишке (в среднем на 62%), кислотного рефлюкса (на 35%), острого панкреатита (на 46%), синдрома раздражённого кишечника (на 54%), гастрита (на 47%), других расстройств ЖКТ без явной причины (на 36%). Кроме того, выше риск связанных с пищеварением симптомов, таких как вздутие живота, боли в животе, рвоты, диареи, запоров (на 54%). Чем тяжелее было течение COVID-19, тем обычно выше риски желудочно-кишечных симптомов при постковиде. А повторное заражение COVID-19 увеличивает риски возникновение желудочно-кишечных симптомов при постковиде.

Вирус SARS-СoV-2, предположительно, долгое время может находиться в слизистой оболочке тонкой кишки, в печени, в аппендиксе.

Журнал Nature Cell Biology написал о том, что SARS-CoV-2 повреждает ДНК, что может приводить к клеточному старению и воспалительным процессам. В частности, вирусные белки ORF6 и NSP13 запускают процесс, который приводит к нарушению репликации и повреждению митохондриальной ДНК. Накопление повреждений в ДНК связано с развитием рака и со старением.

Есть также работы о том, что причиной длительных головных болей при постковидном синдроме может быть продолжающаяся воспалительная реакция. И о том, что загрязнение воздуха может увеличить риск возникновения симптомов постковидного синдрома.

Не щадит никого

Как рассказывает руководитель отдела клинических исследований ЦНИИ Эпидемиологии Росздравнадзора Хадижат Омарова, за три года пандемии более 670 миллионов человек заразились, и около 7 миллионов умерло, а мы все еще очень мало что знаем о вирусе: «По российским данным 22 миллиона человек выздоровело от ковида, но до сих пор не ясно, действительно ли они выздоровели по настоящему. Постковидный хвост причиняет не меньше страданий, чем само заболевание. Это — самая странная болезнь за всю медицинскую историю, и чем больше мы узнаем о ей, тем более странной она становится. Влияние COVID на жизнь до сих пор не имеет себе равных. Постинфекционные осложнения были и раньше, но с такими, какие мы наблюдаем сейчас, мы сталкиваемся впервые».

В начале COVID считался скоротечным заболеванием, но позже стало ясно, что измеряющиеся симптомы сохраняются до нескольких месяцев, а у некоторых не проходят вовсе, несмотря на то, что 80% людей переносят заболевание легко. Симптомы развиваются, продолжаются и их нельзя объяснить альтернативным диагнозом. Если они длятся более 12 недель, можно говорить о постковидном симптоме — уже в 2020 году такой диагноз был официально внесен в Международный классификатор болезней.

«До сих пор не ясны причины, по которым у тех или иных людей развивается постковидный синдром. Рассматриваются генетика, возраст, пол — им страдают чаще мужчины, старше 60 лет, с отягощенным коморбидным фоном, — продолжает Хадижат Омарова. — И все же постковид развивается у каждого пятого молодого человека и каждого второго старше 50 лет. По данным разных работ у 80% переболевших выявляют минимум одно проявление постковидного синдрома. Им страдают даже те, кто перенес ковид малосимптомно и бессимптомно. Не понятно, может ли вирус вызывать существенные повреждения тканей, которые ведут к другим болезням, как это происходит при ВИЧ, гепатитах или герпесах».

Обзор 45 исследований, посвященных постковиду, в которых задействовано более 10 тысяч человек, показал что более 70% переболевших испытывали хотя бы 1 симптом (утомляемость, одышка, нарушение сна) после острой фазы. На протяжении 15 месяцев усталость и боли сопровождали половину участников, а мозговой туман, одышка, лихорадка сохранялись у трети пациентов. Когнитивные нарушения и утрата трудоспособности наблюдается во всех возрастных группах.

«Наш институт проводил исследования сотрудников, более 24 тысяч человек. ПКС после первичной и после повторной инфекции замечали у себя более 65%. При этом частота выявления ПКС в период пандемии не зависела от геноварианта, который доминировал в ту или иную волну. При этом манифестация симптомов постковида могла случиться через несколько месяцев после острой стадии болезни», — делится данными эксперт. Российское исследование показало, что чаще страдают женщины (70%), чаще — люди 46-60 лет.

Постковид не щадит и детей, которые чаще переносят вирусную инфекцию бессимптомно и малосимптомно. 14 международных исследований, включающие наблюдение за 20 тысячами детей со стойкими симптомами после инфекции, показали, что у них отмечаются такие симптомы, как головная боль, усталость, боли в живот, нарушение концентрации внимания, нарушения сна. Однако у тех, кто перенес вирус без симптомов, они длятся в большинстве случаев не более 12 недель. В Италии провели исследование среди 700 детей, перенесших ковид: из них подавляющее большинство лечились амбулаторно. Лонгковид был у 25% амбулаторных и 60% госпитализированных, а 11% — у бессимптомных. Риск аномальной утомляемости и неврологических симптомов значительно повышался с возрастом. «Дети, как и пожилые, демонстрируют снижение когнитивных функций в 30% случаев», — говорит Омарова.

Доказанных методов преодоления ПКС в мире не придумали, поэтому используют все, что иногда срабатывает, а иногда — нет. Дыхательные упражнения,, витамины, пробиотики, мелатонин, адаптогены…

Особую печаль ситуации придают данные о пережитых вспышках коронавируса за предыдущие годы. Так, после перенесенной инфекции SARS и MERS в 2002-2003 и 2014 годов некоторые люди испытывали такие симптомы, как астения, нарушения памяти, длительная утомляемость, мышечные боли, депрессии, нарушения сна даже через 3-4 года после заболевания! Каждый третий переболевший заработал синдром хронической усталости, а многие стали безработными.

А эксперты ВОЗ прогнозируют эволюцию вируса, и его характеристики не предскажешь. «Иммунитет к нему ослабевает, переболевшие могут заразиться опять. Последствия для общества еще предстоит осознать», — говорит Хадижат Омарова.

Читайте также

Оставить комментарий