«А зори здесь тихие…». Как снималась знаменитая картина?

Вспоминаем историю создания фильма к 100-летию со дня рождения режиссера Станислава Ростоцкого.

Исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Ростоцкого. Режиссёра, чьи фильмы стали классикой советского кинематографа. Одна из самых известных картин – «А зори здесь тихие…». Об истории создания этой ленты расскажет Станислав Анисимов.

Эта сухая информационная сводка – выразила главную идею фильма, как замечал Станислав Ростоцкий. Ничего существенного не произошло, но погибли шесть прекрасных человек.

«Он выбрал, с моей точки зрения, удивительную историю, историю девочек, он не выбрал какое-то огромное сражение, о котором он мог бы рассказать не хуже любого режиссера. Он делал человеческую историю очень тонкую», – пояснил заслуженный артист РСФСР Борис Токарев.

На съемках этого фильма не репетировали сцены. Станислав Ростоцкий, сам прошедший войну, и съемочную группу собрал из фронтовиков. Оператор фильма Вячеслав Шумский настоял на том, чтобы лента была в основном черно-белой. Так ощущалось родство с военной кинохроникой – подлинность происходящего на экране.

Художником-постановщиком картины стал Сергей Серебренников – ветеран Великой Отечественной, награжденный медалью за Взятие Вены. Над изобразительным решением некоторых сцен, режиссер работал не один день.

«Для того, чтобы Лиза Бричкина испугалась, придумывали разные вещи. Сначала даже привезли змею, чтобы она увидела змею ползущую, испугалась и отпрыгнула. Но когда сняли этих змей, то оказалось, что это вьетнамские джунгли, а не северное болото», – рассказала заслуженная артистка РСФСР Елена Драпеко.

Оставили как в оригинальной повести Бориса Васильева: Лизу Бричкину напугал болотный газ. Для создание этого эффекта к месту съемок подогнали грузовой автомобиль «Урал» с кислородными баллонами и специальным шлангом. Другая техника тут просто не прошла бы: кругом топи, скалы и очень скользкий мох. Во время съемок одного из дублей машина начала медленно сползать на съемочную группу.

«И тогда первым, кто кинулся под бампер этого «Урала» был Станислав Ростоцкий. Если знать, что он был инвалидом войны, у него не было ноги, это был совершенно героический поступок», – заявила Драпеко.

Режиссер не раз указывал, что подлинность его картины – в деталях, прописанных в сценарии, подсказанных консультантами.

Сцена смерти Риты Осяниной заставила прослезиться всю съемочную группу: от художников по гриму до костюмеров. Осколочное ранение гранатой в область живота без своевременной помощи – верная смерть, это понимали военные, это должна была знать и актриса Ирина Шевчук.

«Да, меня действительно консультировал врач, как сбивается дыхание, что я чувствую: болевой шок, потом приходит боль, потом жуткая жажда. Частое такое учащенное дыхание», – заявила заслуженная артистка России Ирина Шевчук.

В 44-м году на фронте Ростоцкого переехал немецкий танк. Он выжил чудом. И свой фильм посвятил, спасшей его медсестре Анне Чугуновой.

«Она прошла всю войну, а вот мой фильм посмотреть так и не смогла. К тому времени она ослепла, ее сгубила война. Я привез Анну на студию и рассказывал все, что происходило на экране», – рассказывал сам Ростоцкий.

Ростоцкий замечал: доказать человеку с помощью кино, что жить не стоит, — это вопрос пяти минут. Но доказать человеку, что жить стоит, — это очень сложная задача. И этот фильм еще одно доказательство правоты режиссера.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.