150 лет Историческому музею: 5 интересных экспонатов

9 февраля 1872 года император Александр II подписал указ о создании музея исторических ценностей. Этот день считается днем рождения Государственного исторического музея — несмотря на то, что само торжественное открытие состоялось лишь спустя десять лет. Эксперты ГИМа рассказали порталу «Культура.РФ» о предметах из 150-летнего собрания, которые могут остаться незамеченными на фоне более масштабных и впечатляющих экспонатов, но на самом деле связаны с удивительными историями и важными событиями в истории России. Узнайте, кто придумал букву «ё» и как выглядят те самые 12 стульев, и не пропустите эти экспонаты, когда отправитесь на экскурсию в Исторический музей.

Портрет Екатерины Дашковой и история буквы «ё»

Княгиня Екатерина Дашкова была одной из самых образованных женщин своего времени, а также подругой Екатерины II и активной участницей государственного переворота 1762 года.

После вступления на престол императрица пожаловала Дашковой орден Святой Екатерины Большого креста, но вскоре охладела к приближенной. Напряжение между подругами вызывали прямолинейные манеры Дашковой и ее неприкрытое презрение к дворцовым фаворитам.

Тогда княгиня попросила позволения уехать за границу. За три года Дашкова посетила Англию, Францию, Швейцарию и Пруссию, и все иностранные дворы принимали ее с большим уважением. Литературная и научная репутация княгини обеспечили ей доступ к обществу ученых и философов в столицах Европы. Она стала членом многих научных обществ и академий, встречалась с Вольтером, Дени Дидро, Адамом Смитом, Фридрихом Великим.

После возвращения в 1782 году в Петербург отношения Дашковой с Екатериной II улучшились. В 1783 году княгиню назначили директором Петербургской академии наук. По ее предложению была учреждена Императорская Российская академия.

Главным научным предприятием Российской академии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежало собирание слов на буквы «ц», «ш», «щ» и дополнения ко многим другим буквам. На заседании Российской академии 18 ноября 1783 года Дашкова задала Гавриилу Державину, Денису Фонвизину и другим присутствующим неожиданный вопрос: почему в слове «iолка» один звук, достаточно часто употребляемый в языке, обозначен двумя буквами? И предложила новый вариант написания — «ё». Авторитет Дашковой в научной среде был непоколебим, поэтому академики возражать княгине не стали и нововведение одобрили.

Но на то, чтобы новая буква прижилась в языке, потребовалось больше десяти лет. Некоторые исследователи считают, что это было связано с неудобствами для скорописи: чтобы вывести букву «ё», необходимо было оторвать перо от бумаги.

В течение 12 лет новая буква изредка появлялась лишь в рукописях и переписках. На станке ее отпечатали впервые в 1795 году: Московская университетская типография Христиана Ридигера и Христофора Клаудия выпустила «И мои безделки» Ивана Дмитриева с написанными через «ё» словами «всё», «огонёк», «пенёк», «безсмёртна», «василёчик». Спустя год та же типография опубликовала первую книгу Николая Карамзина «Аонид» с буквой «ё» в словах «зарёю», «орёл», «мотылёк», «слёзы» и «потёк».

Бриллиантовый князь и столовый этикет

Александра Куракина, дипломата и посла России в Париже, называли «бриллиантовым князем» за любовь к пышности и роскоши. Современники рассказывали, что каждое утро камердинер подавал ему специальный альбом с кусочками материи, по которым Куракин выбирал, какой мундир он наденет и какими аксессуарами дополнит наряд.

Сохранилась история о том, как именно мундир однажды спас жизнь князя. Однажды во дворце австрийского посла в Париже разразился пожар, от высоких температур золото на одежде Куракина нагрелось, но не расплавилось и потому послужило своеобразной защитой от огня. Дипломат получил многочисленные ожоги и лишился бриллиантов на сумму 70 тысяч франков, но все же остался в живых.

Многие исследователи считают, что именно Куракин ввел принцип «русской сервировки» стола. Согласно ему, блюда подавали сразу сервированными в индивидуальных тарелках в порядке их появления в меню. До этого трапезы проводили в соответствии с «французской сервировкой» и все угощения ставили на стол сразу, в начале вечера. Но уже в середине XIX века «русская сервировка» стала популярна во всей Европе.

За то, как был накрыт императорский стол в будни и праздники, при дворе отвечала специальная часть — тафельдекерская, в штат которой входило 30 человек. В каждой императорской резиденции были оборудованы специальные комнаты, где в дубовых шкафах хранилось все необходимое для сервировки: скатерти, салфетки, столовое серебро.

Столовое серебро входило в приданое дочерей и сестер российских правителей. Так, к свадьбе младшей сестры Николая II Ксении Александровны в 1894 году заказали серебряный сервиз из 29 предметов чеканного серебра в стиле ампир, который обошелся казне в 50 тысяч рублей. Работу поручили мастерам фирмы Карла Фаберже. А в 1901 году такой же сервиз заказали на свадьбу еще одной сестры Николая II — Ольги Александровны. На его изготовление ушло 10 лет.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.