В Петербурге завершился летний фестиваль «Точка доступа»

Обширная программа «Точки доступа» — яркого летнего театрального фестиваля — была поделена на три раздела — основной, свободный и образовательный. В основной части всего четыре спектакля, зато каких: один в автобусе, другой про особенности петербургской устной речи, третий можно увидеть только через телескоп, а на четвертом воспроизводится самый настоящий судебный процесс по мотивам «Гамлета».

Спектакль «Пожалуйста, дальше (Гамлет)» — настоящий судебный процесс. Из шекспировской пьесы вытянуты факты и схемы отношений, но действие происходит в наши дни, и план квартиры Гертруды оказывается важнее вопроса «быть или не быть».

В свободной программе показали 29 постановок в экспериментальных жанрах — от психотерапевтического театра и спектаклей в темноте до перформанса по телефону и путешествия на машине в воображаемый Омск.

Как сильно чье-то красноречие влияет на нашу объективность? Готовы ли мы оправдать Гамлета, сошедшего со страниц классики в нашу реальность?
На «Точку доступа» приходят знакомиться с определенным направлением современного театра, активно развивающимся за пределами театров как таковых. Афишу составляют в первую очередь «сайт-специфические» спектакли, то есть театральные проекты в необычных пространствах — в прошлые годы зрителей катали на кораблике, на лифте в торговом центре, водили в салон сотовой связи или отправляли гулять по пустырям Парнаса. Это самый подробный фестиваль подобного рода в России.

«Прощай/Fare Thee Well!» голландского художника Дриса Верхувена можно было посмотреть на Ладожском вокзале — вещь, безусловно, знаковая для фестиваля, хоть это и не совсем спектакль. Это петербургская версия инсталляции, уже побывавшей едва ли не во всех мегаполисах мира от Берлина и Амстердама до Осло и Рио-де-Жанейро. Верхувен располагает четыре телескопа в помещении вокзала, из панорамного окна которого открывается вид на городские спальные районы. Зритель надевает наушники, выбирает себе телескоп и в течение 15 минут вглядывается через него в пару панельных домов и линии электропередачи, растянутые тут и там. Изображение перевернуто, все в тумане, на тусклом фоне стен и окон выделяется лишь бегущая строка с короткими текстами — то ироничные лозунги, то сентиментальные напоминания об уходящих знаках времени вроде домино во дворе или выученных наизусть номерах телефонов. Или такие вот цитаты со старых открыток: «Была без радости любовь/Разлука будет без печали». Буквы бегут под музыку Генделя, шутка обозначает объемную метафору прощания со всем старым навстречу всему неизвестному. Зритель остается в подвешенном состоянии среди подвешенных в тумане домов.

В большей мере приближен к традиционному театру спектакль «Пожалуйста, дальше (Гамлет)» режиссера из Швейцарии Яна Дейвендака, также путешествующий по многим европейским площадкам. По крайней мере внешне. Есть привычный театральный зал — Новая сцена Александринского театра. Есть зрители, сидящие на пронумерованных креслах в зале, есть актеры. Только нет ни установленного текста, ни просчитанного сюжета. Это настоящий судебный процесс, с той лишь разницей, что подсудимого Гамлета, свидетельницу Гертруду и потерпевшую Офелию играют актеры — Семен Серзин, Роза Хайруллина и Алена Старостина. Остальные участники суда — практикующие петербургские адвокаты, судья, прокурор, секретарь и психиатр. Состав суда каждый раз формируется заново. За несколько дней до спектакля на руки участникам выдается составленное Яном Дейвендаком и Роже Барнатом дело Гамлета, которое они самостоятельно разбирают как реальное преступление, профессионально готовясь к заседанию. Актеры также вникают в предложенные обстоятельства, читая показания своих героев на допросах.

Исходная точка такова: в ходе ссоры с матерью нервный Гамлет зарезал Полония, отца своей подружки Офелии. По мнению подавшей в суд Офелии — убийство намеренное. По версии Гамлета и его матери Гертруды — несчастный случай. Из этой точки постановка может развиваться в любых направлениях. Репетиций не проводится, поэтому итоговое решение суда заранее не знает никто. На него влияют в том числе и зрители, которых в финале выбирают в присяжные в случайном порядке. Заседание длится около трех часов. Из шекспировской пьесы вытянуты факты и схемы отношений, но действие происходит в наши дни и план квартиры Гертруды оказывается важнее вопроса «быть или не быть».

Спектакль ставит нас перед иными вопросами. Где пролегает граница между театральным и обыденным? Что заставляет нас оправдать человека, а что побуждает его обвинить? Как сильно чье-то красноречие влияет на нашу объективность? Готовы ли мы оправдать Гамлета, сошедшего со страниц классики в нашу реальность?

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.