Этери Бериашвили: «Я выражаю свои мысли музыкальными фразами»

Первыми гостями Вадима Эйленкрига в новом сезоне станут виолончелист Денис Шаповалов и певица Этери Бериашвили. С ней пообщалась Алина Артес.

А.А. — Гости Вадима Эйленкрига всегда исполняют необычную программу. А чем планируете удивлять зрителей Вы?

Э.Б. — Самый разнообразный репертуар! Зрители услышат несколько песен Александра Лосева – «Осталось», «Шаманы» и «A woman with no past». Кроме того, у нас готовится фантастический импровизационный номер, о котором я пока ничего не скажу.

А.А. — Вы поете и на английском, и на русском, и на грузинском. Есть ли какие-то языковые особенности? На каком языке петь легче?

Э.Б. – Конечно, все языки отличаются! У каждого языка есть свой ритм, свой метр. И русский язык – это, конечно, совершенно особенная история. То, как необходимо исполнять джаз на русском языке, мы обсуждаем на нашей кафедре эстрадно-джазового пения в Московском институте культуры. Потому что наш шеф – Лариса Александровна Долина – очень четко следит за тем, чтобы все пели на правильном русском языке.

Мы там много времени уделяем правильному французскому произношению, английскому языку, и совершенно забываем о том, что очень важно соблюдать правильные ударения, не забывать договаривать окончания. На самом деле этих правил не так много, но их соблюдение обеспечит человеку понимание смысла произведения.

На своих занятиях я даже могу остановить пение, если слышу, что человек произносит что-то неправильно. Я и сама, кстати, внимательно работаю с текстами. Я «прошерстила» множество собственных песен и произвела своеобразную работу над ошибками. И мне кажется, что важно проявлять уважение к языку и к музыке.

А.А. – В программах Вадима Эйленкрига всегда важную роль играет импровизация. Как у Вас происходит этот процесс? Как рождается идея следующей музыкальной фразы?

Э.Б. – У меня импровизация происходит на уровне мысли. Я выражаю свои мысли музыкальными фразами. Собственно, это и есть основа импровизации – в этот момент ты хочешь сказать именно так: быстрыми фразами или наоборот очень медленными. Я поэтому и не очень люблю жесткие формы, когда нет разлета для импровизации. Мне бывает тесновато в этих рамках. Но важно и помнить, что любая импровизация спонтанна лишь условно. Причем она подготовлена всем предыдущим опытом. Чем больше ты слушаешь музыки, тем больше оттачиваешь чужие фразы, тем чище становится твой собственный музыкальный язык. Так и появляется свой язык, и ты становишься свободным в выражении своих мыслей.

А.А. – Джаз популярен сегодня?

Э.Б. – Безусловно, говорить о том, что джаз не популярен или не моден – нельзя. Появляется огромное количество джазовых фестивалей и джазовых номинаций на конкурсах других направлений. Но не так много исполнителей понимают, что они делают в этот момент на самом деле. Особенно это касается детских конкурсов, когда совсем юных исполнителей учат неправильному звукоизвлечению, и в результате, они коверкают слова или манерничают, и получается совсем не джаз. Поэтому исполнителям нужно прививать культуру исполнению и давать возможности для импровизации, конечно.

А.А. – А как Вы сами работаете над произведениями?

Э.Б. – Я из любой композиции стараюсь сделать праздник. А еще мне интересно смотреть на привычные сочинения с новых сторон. У Вадима Эйленкрига мы исполняем песню «Арго». И мы на репетиции попробовали сыграть ее и в соул-манере, и в оригинальной джазовой. Имея базовые знания, ты можешь любую мелодию разложить, поменяв местами синкопы, и изменить, тем самым, привычный ход музыки.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.