Седьмого мая Франция сделает свой выбор

Накануне последних дебатов «тет-а тет» между кандидатами, вышедшими во второй тур президентских выборов, французский философ и писатель Бернар-Анри Леви в интервью газете La Regle du Jeu так охарактеризовал происходящее в Пятой республике: «Франция не совсем понимает, что делает, как и сам Макрон не совсем понимает, кто он есть».

Чем закончится «поединок двух Франций», задается вопросом швейцарская Le Temps Фото: APЧем закончится «поединок двух Франций», задается вопросом швейцарская Le Temps. Фото: AP Чем закончится «поединок двух Франций», задается вопросом швейцарская Le Temps. Фото: AP
В этом, пожалуй, заключается главная интрига политического спектакля, который разворачивается на наших глазах и завершится голосованием 7 мая. Французам предстоит выбирать между жесткой национально ориентированной программой кандидата от «Национального фронта» Марин Ле Пен и «тефлоновым» надутым Эмманюэлем Макроном, который подобно разбуженному после зимней спячки ужу всю избирательную кампанию прятался от попыток избирателей понять, куда он поведет страну в случае своей победы. Пока же программа Макрона состоит из множества ребусов, которые вынуждены разгадывать французы, занимаясь самоубеждением, что этот улыбчивый, с рыбьими, слегка навыкате, глазами молодой человек и есть тот, кто совершит в стране новую революцию.

«Для французских левых бывший инвестиционный банкир Макрон — что-то вроде марионетки крупных финансистов и неолиберальных сторонников глобализации», — отмечает швейцарская Neue Zurcher Zeitung. По мнению издания, так думают не только сторонники Соцпартии, но и приверженцы Жан-Люка Меланшона, занявшего четвертое место в первом туре выборов с 20 процентами голосов. Но в отличие от социалистов, чей лидер — президент Франсуа Олланд поддержал своего протеже Макрона (как иронично заметила Марин Ле Пен, если бы Олланд пришел на дебаты, он мог подержать Макрона за руку, чтобы тот не нервничал), Меланшон поступил честнее. Он демонстративно отказался «передавать» голоса своих сторонников Макрону, поскольку тот, по его словам, «стремится облапошить народ, предложив меню в духе социальной бойни».

По мнению экспертов, стремление социалистов помочь занять Елисейский дворец «плоть от плоти» своему парню Макрону стало следствием желания традиционных партий — правых и левых, потерпевших болезненное поражение на выборах, «построить общую республиканскую дамбу» против «Национального фронта». Впрочем, нельзя исключать и личные интересы — приход Марин Ле Пен к власти означал бы глубинную смену политических элит и перестройку всего госаппарата, где прочно обосновались представители традиционного истеблишмента. Это была бы та самая всеобъемлющая революция, за которую на словах ратует Макрон. Но правящие элиты понимают: бояться Макрона им по большому счету не стоит — за словами о реформах и новом мышлении у этого кандидата в президенты Франции нет ничего революционного, кроме разве что желания поучаствовать в неведомых ранее карьерных «приключениях». А заявления Макрона о создании в случае его избрания «правительства, которое будет состоять из новых лиц и новых талантов», как и обещание «покончить с системой», предназначены только для одураченных его рекламными трюками избирателей. В Национальном собрании Франции Макрону с его движением «марширующих» вряд ли удастся добиться большинства, а значит, диалог с нынешними элитами и их включение в управляющую государством верхушку выглядят шагами неизбежными.

Новому президенту Франции предстоит одолеть безработицу, уничтожить терроризм, объединить расколотое после выборов общество
«Господин Макрон — выпестованное чадо французских элит, кандидат глобализации, нестабильности, режима жесткой экономии, войны против всех», — пыталась донести до избирателей истинные взгляды своего оппонента Марин Ле Пен.

Чем закончится «поединок двух Франций», задается вопросом швейцарская Le Temps. Как завершится электоральное соперничество между разгневанной, ощущающей кожей террористическую угрозу, возмущенной растущей безработицей и теряющей национальную идентичность Францией, которую представляет г-жа Ле Пен, и Францией банковских воротил и белых воротничков, зацикленных на себе, видящих в глобализации и внешнем управлении со стороны Брюсселя свое будущее, выразителем взглядов которых стал Макрон? Для получившего поддержку 7 миллионов французов в ходе первого тура президентских выборов лидера движения «Неподчинившаяся Франция» Жан-Люка Меланшона «Макрон — европеист, представитель большого капитала, которому властные политические и экономические круги доверили задачу приспособить систему к новым реалиям». Но разглядят ли эти хорошо припрятанные политические увечья в улыбчивом Макроне жители Пятой республики до выборов?

Немецкая Der Tagesspiegel приводит данные опроса, проведенного фондом имени Бетельсманна, среди 12 тысяч граждан ЕС, представляющих 28 стран. Итоги выглядят мало обнадеживающими для Брюсселя — его политикой недовольны 72 процента жителей единой Европы. В пятерку стран, где этот показатель оказался самым высоким, вошла Франция. Г-жа Ле Пен на дебатах с Макроном призывала соотечественников вернуть стране политический, экономический и валютный суверенитет. Но для Макрона — все это «пустой звук». Предметный разговор о болевых точках общества он привычно подменяет картинками якобы ждущего французов светлого будущего — проектом гипотетически открытой Франции, разговорами об ответственности Парижа за прием беженцев, призывами к передаче еще большего числа полномочий европейскому руководству.

На этом фоне не столь важно, кого телезрители посчитали победителем состоявшихся дебатов. Новому президенту Франции предстоит одолеть безработицу, уничтожить терроризм, объединить расколотое после выборов общество. Способен ли на эти решительные, требующие мужества, политической воли и недюжинной дипломатии шаги тефлоновый Макрон, о котором даже его сторонники говорят, что тот не совсем понимает, что делает. Готов ли бывший министр экономики в правительстве Олланда отказаться от словесной эквилибристики, которую он успешно демонстрировал в ходе избирательной кампании, ради реальных реформ в интересах Франции, а не столь близкого и родного Макрону Брюсселя или своих друзей в международных банках? «Макрон блестяще продает продукт под названием Макрон», — написала о кандидате в президенты Франции немецкая Die Zeit. И это, пожалуй, единственное, в чем Макрон по-настоящему преуспел при поддержке европейского капитала и беспринципных политиков. Пятая республика вновь не дождалась нового де Голля.

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.