Билан в поход собрался

В самый последний день марта в прокат выходит фильм «Герой», в котором две главные роли, белого офицера и его потомка, исполнил поп-певец Дима Билан. В режиссерское кресло сел Юрий Васильев — актер и режиссер московского театра Сатиры. Это его уже второй киноопыт — в первом, «Продавце игрушек» сыграл Пьер Ришар. Так что азарта Васильеву хватает.

На этот раз он взялся за серьезный исторический проект, действие которого разворачивается в Петербурге, на Кубани и в Париже, в двух эпохах: во времена Первой мировой войны и последующей гражданской смуты, и в наше время. В центре сюжета — истории любви в двух поколениях… Накануне премьеры режиссер Васильев рассказал, откуда у него знак участника Ледяного похода, что связывает Диму Билана с Николаем II и легко ли вообще — снимать кино.

Почему вы решили на сей раз окунуться в российскую историю?

Юрий Васильев: Идея фильма возникла в Париже, где я представлял свой режиссерский кинодебют «Продавец игрушек» с Пьером Ришаром. После просмотра ко мне подошла женщина и представилась внучкой генерала Маркова (Сергей Марков — один из лидеров Белого движения на Юге России и организаторов Добровольческой армии — Ред.). И она рассказала удивительные истории людей, нашедших последний приют на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Оказалось, там много могил, где похоронена какая-нибудь женщина, умершая в эмиграции, а на памятнике увековечены два имени — ее, и ее возлюбленного, погибшего на полях Гражданской войны в России.

А потом она сказала одну фразу, которая меня зацепила: «Мы хотим примириться с современной Россией». Надо сказать, судьба уже давно подводила меня к теме эмиграции — лет десять назад я был в числе российских деятелей культуры, которые встречались с представителями русской эмиграции во Франции, среди них были и Шереметьевы, и Трубецкие, и Пушкины, и Шаховские. Потом вместе с Александром Трубецким (председателем Общества памяти императорской гвардии — прим.ред.) я вел Старый Новый год, на который собралось человек 700 потомков белоэмигрантов. Так что я имел возможность приблизиться к этому миру.

Вы не интересовались, почему они не «растворились» в странах, приютивших их. И во Франции, и в Сербии создавали свои Русские дома, церкви, кладбища.

Юрий Васильев: Вспомнил замечательную 94-летнюю княгиню Трубецкую, к которой подошли наши тележурналисты на одном из посольских приемов, и спросили: «Так кто же лучше — русские или французы», и она, складывая в пакетик пирожки, ответила, чудно грассируя: «РРРусские лучше».

Действительно, это был обособленный мир, со своими страстями, спорами. Мне рассказали, что в начале 20-х годов в Париже на рю Дарю, рядом с Русской церковью был книжный магазин, где постоянно происходили стычки представителей дореволюционных партий — кто прав, кто виноват в трагедии России, дело доходило до драк. В конце концов, владелец магазина повесил объявление: «В магазине о политике не разговаривать». Я не знаю, спорят ли сегодня потомки кадетов и октябристов, но знаю, что многие из них до сих пор соблюдают православные традиции, в воскресенье стоят в церкви.

Меня поразило — как много для них значила и значит Россия. Мы сейчас так часто ее поносим, а они несмотря ни на что, на своих могилах выбивали «Господь, благослови Россию!».

По-настоящему мы только сейчас начинаем разбираться, что же происходило в Гражданскую войну, — не вставая на чью-то сторону.

Юрий Васильев: И это внутреннее примирение очень важно — хочется, чтобы люди захотели узнать о своих предках, независимо от того, по какую сторону окопов они оказались. Вспомнили о них, как вспомнили о дедах, создавая «Бессмертный полк».

Вы знаете, у нас был соблазн показать батальные сцены, газовую атаку, но мы решили сконцентрироваться на Ледяном походе — для нас было важно рассказать трагическую историю любви на фоне исторических событий. Рассказать, как рушатся человеческие судьбы под натиском молоха Гражданской войны. В фильме есть сцена, когда сестра главной героини, которую увозит за границу миллионер Терещенко (его блистательно играет Александр Балуев), на его вопрос, что он может для нее сделать, отвечает: «Вы ничего не можете сделать. Не можете вернуть мать, отца, сестру, мой дом. Мою Россию…» И знаете, что самое удивительное — Ирину играет литовская актриса Юргита Юркуте. И когда она шепотом говорит «мою Россию…», у меня и сейчас мурашки по коже бегут.

Вы упомянули Ледяной поход. Уверена, что для большинства это неизвестная страница нашей истории.

Юрий Васильев: Я тоже об этой удивительной мистически-романтической истории не знал. Это поход уже затравленной, оборванной Добровольческой армии по Кубани. Как говорил Деникин, это была кучка людей, затерянных в широкой донской степи, которая уходила от темной ночи в безвестные скитания, за синей птицей. Представьте себе один эпизод этого похода «за синей птицей» — размякший кубанский чернозем, дождь, сменявшийся заморозками, в полдень вышло солнце, и вдруг температура падает до 20 градусов мороза.

Армия в буквальном смысле шла оледеневшая, раненых, лежавших на телегах, приходилось освобождать от ледяной коры штыками! И в таком состоянии была взята станция Ново-Дмитриевская! Именно после этого боя юная сестра милосердия сказала Корнилову: «Это был настоящий ледяной поход!» Так его и стали называть. А для всех участников похода был учрежден знак — на георгиевской ленте терновый венец, пересеченный мечом.

Именно этот знак, сделанный уже нашими художниками, я взял себе на память об этой картине.. И еще я сохранил подарок нашего сценариста Ольги Погодиной-Кузминой — серебряный крестик 1914 года, который она нашла в какой-то антикварной лавочке.

Рабочее название фильма было «Музыка во льду», но сейчас он называется коротко «Герой». Почему? Испугались ассоциаций музыки, льда с Димой Биланом?

Юрий Васильев: Да, прокатчики сказали, ну, раз музыка, значит, зрители будут ждать, что Билан запоет. А вот чего у нас нет, того нет. Жаль, что пришлось уступить, мне очень нравилось прежнее название, взятое из стихотворения Пастернака, оно отсылало к уходящему поколению. А «Герой»… Да, Долматов, которого играет Билан, — герой, хотя, казалось бы, ничего такого уж героического он не совершает.

… Знаете, мой отец в Великую Отечественную войну был картографом у Рокоссовского. Мама мне передала его военные дневники. В них совсем юный романтик, воспитанный на Джеке Лондоне, Дюма, Майн Риде, каллиграфическим почерком писал про любовь, про музыку, про природу. Про то, как этот покой сейчас в пять утра разрушит вой «катюш».

Вот мне тоже так хотелось рассказать о войне — через простого солдата, который несет свое бремя, несмотря ни на что. И умеющего стоять до последнего, даже если он понимает, что война проиграна. «Долматов, — обращается к нашему герою его сослуживец, — Война проиграна! Если бы у меня была такая барышня, как Вера, я бы сел на коня и уехал в Швейцарию любоваться водопадами!» На что Долматов отвечает: «Нет, мы давали присягу. Кто, если не мы».

«Вера, честь, Отечество» — все это для таких, как Долматов, были не пустые слова. Любовь к Отечеству была выше личной любви. И важно, что персонаж Билана типичен для этого времени, в основном. В фильме есть эпизод, в котором человек, приближенный к императору, узнав об отречении Николая II, умирает. Случалось и такое…

Вы доверили столь сложную роль непрофессиональному артисту. Почему вообще возник Дима Билан?

Юрий Васильев: Это нам посоветовала дочь продюсера Наташи Дорошкевич. Она показала мне все его клипы, вдруг в одном из них я увидел у Димы очень взрослый, очень по-мужски суровый взгляд — то, что мне было нужно! Потом, не скрою, мне хотелось, чтобы на исторический фильм пошла молодежь. Я уверен, что огромная армия поклонниц певца Билана захочет увидеть другого Диму Билана. Мое желание, видимо, совпало с Диминым — ему как раз исполнилось 33 года, а это тот возраст, когда человек хочет перейти в какое-то другое качество. Поэтому, несмотря на скепсис многих окружающих «Что, Билан в главной роли?!», мне захотелось с ним поработать.

Судя по трейлеру, мы действительно увидим другого Билана. В конце концов, «невозможное возможно»…

Юрий Васильев: Я очень доволен итогом. И те, кому уже довелось увидеть картину, оценили: «А Билан-то сыграл!» Но еще до съемок Дима меня порадовал — и отсутствием капризов, и своим трудолюбием, эмоциональной открытостью — он так живо реагировал на все, что я ему рассказывал, показывал, когда мы бродили по Вильнюсу, где проходила большая часть съемок. И на площадке я все время видел его в наушниках (когда не беседовал с Александром Адабашьяном, и как вы понимаете, вовсе не о машинах, а на куда более важные темы) — так, через музыку Дима внутренне настраивался на нужную волну.

Потом, выяснилось, что его прадед служил у Николая II в охране, в казачьей сотне. И однажды Дима прибежал радостный. «Что такое?» Оказывается, ему дядя прислал письмо, в котором написал историю его прадеда. Причем написал каллиграфическим почерком, и послал письмо самой обыкновенной почтой — что-то было в этом правильное, и главное, Дима это прочувствовал.

Пару Билану составила Светлана Иванова — актриса молодая, популярная, многие знают ее по фильмам «Тест на беременность», «Август. Восьмого». «Легенда № 17», «Дом Солнца». Вы сразу ее пригласили?

Юрий Васильев: У меня был предварительный разговор с другими актрисами, но когда в комнату вошла Света, я сразу понял, что княжну Веру я уже нашел. У самой Светы было только одно сомнение, я знаю, она спрашивала у своего агента: «А режиссер знает, сколько мне лет?» Дело в том, что ее героине вначале чуть ли не 16 лет. Но мы решили, что главное не возраст, а характер. А здесь Светлана попала в точку — ее Вера в каком-то смысле Скарлетт О’Хара из

«Унесенных ветром». Есть в ней вот эта импульсивность, мальчишество, смелость, равнодушное отношение к условностям.

Я счастлив, что Света согласилась у нас сниматься. И то, что они прекрасно сошлись с Димой. Однажды она призналась: «Я люблю смелых людей». Она оценила и то, что я рискнул пригласить Диму, и то, что Дима рискнул сыграть главную роль в исторической драме. Света очень здорово помогала Диме на съемках.

Еще она меня удивила своей настойчивостью. В одной сцене она сделала 27 дублей, добиваясь нужного ей результата. После этого мы пришли в ресторан, и она выдохнула: «Фужер вина, пожалуйста». Только в этом и выразилось напряжение того съемочного дня.

Действительно, удивительно, что вы взялись за такое сложнопостановочное кино, да еще с дебютантом в главной роли. Вы, как и Билан, рискнули поставить все на «красное»? Вернее, «на белое»?

Юрий Васильев: Знаете, у нашего замечательного режиссера Александра Митты («Экипаж», «Сказ про то, как царь Петр арапа женил», «Граница. Таежный роман» — прим.ред.) в книжке «Кино между адом и раем» написано, что кино снимать очень легко. Просто надо артистам рассказать, что играть, оператору — куда поставить камеру. А потом ходить и улыбаться. Ведь главное — собрать вокруг себя людей, которым можно довериться. Мне повезло с продюсерами — Наталия Дорошкевич, Эльмира Айнулова, Мария Михайлова и Мария Журомская. Удивительно, но этот чудный женский коллектив, работая по 14 часов, на своих плечах вытащил серьезное военное кино.

Мне повезло и со съемочной группой — им достаточно было просто сказать, какую картинку я вижу, и они ее воплощали в реальности. Невероятной честью для меня и согласие Эдуарда Артемьева написать музыку для фильма. У меня нет режиссерских амбиций, я просто счастлив, что господь дал мне возможность высказать то, что я хотел. Что он помогал нам во всем — мы не простаивали из-за непогоды, вокруг нас появлялись люди, которые болели нашей историей. Нам помогало Министерство культуры России, и лично Владимир Мединский, и Фонд кино, и посольство во Франции. Так что я постоянно чувствовал мощную поддержку.

Вы говорите, вам важно было высказаться. О чем все же?

Юрий Васильев: На словах все очень банально — о том, как важно вовремя остановиться, не допустить разлада, а уж тем более кровопролития. Вы знаете, очень показательная история произошла прямо перед съемками фильма — у меня возник конфликт со съемочной группой, который мог закончиться весьма печально.

Что же послужило причиной?

Юрий Васильев: Я подписал письмо деятелей культуры в поддержку президента России по Крыму. А поскольку большей частью мы снимали в Вильнюсе, то съемочная группа во главе с оператором Рамунасом Грейчюсом была литовская. И мое решение они приняли враждебно. А потом, перед началом съемок было собрание, где у нас произошло серьезное объяснение. Но в какой-то момент я протянул ветвь мира: «Может, мы все-таки переступим через политику, и начнем заниматься творчеством?» Наступила тишина. Рамунас посмотрел мне в глаза и произнес скупое: «Я тебя понял», и ушел к остальным совещаться. После чего ни один не отказался работать с нами. Ни один!
Вот про это и наш фильм — про то, что не надо поддаваться тем, кто хочет потрясений с оружием в руках. Иначе будет вновь хождение по мукам…

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.