Антибиотики перестают работать: ВОЗ открыла обратный отсчёт

ВОЗ бьёт тревогу: вскоре нам нечем будет лечиться. За неполные 100 лет с момента открытия пенициллина бактерии успели адаптироваться почти ко всем существующим антибиотикам. Последним значимым изобретением стали фторхинолоны, и с тех пор человечество начало проигрывать микробам в гонке за здоровье.

Открытие антибиотиков: источник

Способность микроорганизмов выживать и размножаться на фоне приёма антибиотиков называется антибиотикорезистентностью. Проще говоря, бактерии стали реагировать на лечение, как мы — на дождь. Неприятно, но если иметь при себе зонт — не страшно. Фармакологам известно по меньше мере пять способов, которыми микробы защищаются от антибиотиков. Часть из них — врожденные особенности. Другие — результат воздействия малых доз лекарств и обмена “полезными” свойствами между разными видами микроорганизмов.

В идеале антибиотик прерывает цепочку “размножения” микроорганизма на разных этапах. Например, нарушает синтез нуклеиновых кислот или образование клеточной стенки. Бактерии научились справляться с этим: кто-то активно выбрасывает из клетки действующее вещество лекарства. Другие маскируются или расщепляют антибиотик специальными ферментами.

Статистика неумолима: если не изменить ситуацию, к 2050 году от устойчивых штаммов бактерий будет ежегодно погибать до 10 миллионов человек. Это больше, чем случаев смерти от рака, ДТП или диабета. Уже сейчас лечение туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью неэффективно почти в половине наблюдений наблюдений, причём Россия по этому диагнозу в тройке лидеров. Бороться с микробами иногда ещё получается увеличением доз и сочетанием разных препаратов. Но в 2015 году появились микробы, устойчивые к последнему антибиотику резерва — колистину, и мир встал на пороге постантибиотического апокалипсиса.

Прогноз британского Review on Antimicrobial Resistance обещает возврат в Средневековье

Учёные пытаются найти новые способы обмануть бактерии. Проблема в том, что разработка антибиотика стоит огромных денег, а потенциально сильное лекарство сделают препаратом резерва и будут использовать лишь в крайних случаях. Это значит, что фармкомпании не “отобьют” затраты на разработку. Кроме того, микробы могут снова оказаться быстрее человека и приспособиться к новому лекарству даже раньше, чем оно выйдет на рынок.

Тем не менее, изредка появляется надежда. Например, в августе 2020 обнаружено слабое место у ацинетобактер, возбудителя респираторных заболеваний. Учёные провели эксперимент, в котором сероводород вернул бактериям уязвимость к гентамицину.

Проблема антибиотикорезистентности усугубляется в первую очередь:

Неконтролируемым приемом антибиотиков без врачебного предписания
Недостаточной дозировкой или временем лечения
Неправильным комбинированием препаратов
Вместе с тем есть вероятность, что проблему антибиотикорезистентности удастся отодвинуть на второй план. Так будет, когда мы научимся использовать антимикробные пептиды, бактериофаги и генную модификацию возбудителей. Пока эти идеи остаются только в стенах лабораторий, наше дело — беречься от инфекций, соблюдать гигиену и предписания врача.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.